Статья 247. Компетенция арбитражных судов в Российской Федерации по делам с участием иностранных лиц

1. Арбитражные суды в Российской Федерации рассматривают дела по экономическим спорам и другие дела, связанные с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности, с участием иностранных организаций, международных организаций, иностранных граждан, лиц без гражданства, осуществляющих предпринимательскую и иную экономическую деятельность (далее - иностранные лица), в случае, если:
1) ответчик находится или проживает на территории Российской Федерации либо на территории Российской Федерации находится имущество ответчика;
2) орган управления, филиал или представительство иностранного лица находится на территории Российской Федерации;
3) спор возник из договора, по которому исполнение должно иметь место или имело место на территории Российской Федерации;
4) требование возникло из причинения вреда имуществу действием или иным обстоятельством, имевшими место на территории Российской Федерации или при наступлении вреда на территории Российской Федерации;
5) спор возник из неосновательного обогащения, имевшего место на территории Российской Федерации;
6) истец по делу о защите деловой репутации находится в Российской Федерации;
7) спор возник из отношений, связанных с обращением ценных бумаг, выпуск которых имел место на территории Российской Федерации;
8) заявитель по делу об установлении факта, имеющего юридическое значение, указывает на наличие этого факта на территории Российской Федерации;
9) спор возник из отношений, связанных с государственной регистрацией имен и других объектов и оказанием услуг в международной ассоциации информационно-телекоммуникационных сетей "Интернет" на территории Российской Федерации ;
10) в других случаях при наличии тесной связи спорного правоотношения с территорией Российской Федерации.

2. Арбитражные суды в Российской Федерации рассматривают также экономические споры и другие дела, связанные с предпринимательской и иной экономической деятельностью с участием иностранных лиц и отнесенные в соответствии со статьей 248 настоящего Кодекса к их исключительной компетенции.

3. Арбитражные суды в Российской Федерации рассматривают также дела в соответствии с соглашением сторон, заключенным по правилам, установленным статьей 249 настоящего Кодекса.

4. Дело, принятое арбитражным судом к своему рассмотрению с соблюдением правил, предусмотренных настоящей статьей, должно быть рассмотрено им по существу, хотя бы в ходе производства по делу в связи с изменением места нахождения или места жительства лиц, участвующих в деле, или иными обстоятельствами оно станет относиться к компетенции иностранного суда.

Комментарий к статье 247 АПК РФ

1. Арбитражные суды в Российской Федерации вправе рассматривать споры с участием лиц из государств - членов Содружества Независимых Государств и в тех случаях, если на территории России:

- ответчик имел постоянное место жительства или место нахождения на день предъявления иска. Если в деле участвуют несколько ответчиков, находящихся на территории разных государств - участников СНГ, спор рассматривается по месту нахождения любого ответчика по выбору истца;

- осуществляется торговая, промышленная или иная хозяйственная деятельность предприятия (филиала) ответчика;

- находится контрагент-поставщик, подрядчик или оказывающий услуги (выполняющий работы), а спор касается заключения, изменения и расторжения договоров.

Если в российском суде рассматривается первоначальный иск, то встречный иск и требования о зачете также рассматривает этот суд (Соглашение о порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности, г. Киев, 20.03.1992).

См.: п. 5 Постановления Пленума ВАС РФ от 11.06.1999 N 8 "О действии международных договоров Российской Федерации применительно к вопросам арбитражного процесса".

Арбитражному суду подведомственны споры о признании недействительными актов органов юстиции с отказом о проставлении апостиля на документах юридических лиц, направляемых в органы иностранных государств.

См.: п. 16 информационного письма Президиума ВАС РФ от 16.02.1998 N 29 "Обзор судебно-арбитражной практики разрешения споров по делам с участием иностранных лиц".

Арбитражный суд принимает иск с участием иностранного лица к рассмотрению в случае наличия норм о подведомственности ему таких споров в международном договоре Российской Федерации.

См.: п. 22 информационного письма Президиума ВАС РФ от 18.01.2001 N 58 "Обзор практики разрешения арбитражными судами споров, связанных с защитой иностранных инвесторов".

К компетенции арбитражных судов в Российской Федерации относится рассмотрение дел, связанных с экономической деятельностью на территории Российской Федерации филиалов и представительств, созданных на территории России иностранными юридическими лицами.

Понятие "иностранная организация", используемое в ст. 11 НК РФ, включает в себя не только само иностранное юридическое лицо, созданное по законодательству иностранного государства, но его филиалы и представительства, созданные на территории России. В связи с этим созданные на территории Российской Федерации филиалы и представительства иностранных юридических лиц, с одной стороны, вправе на основании ст. 137 НК РФ обжаловать акты налоговых органов ненормативного характера, действия или бездействие их должностных лиц, а с другой стороны, они могут самостоятельно привлекаться к ответственности за совершение на территории России налоговых правонарушений. Причем данные дела относятся к исключительной компетенции арбитражных судов Российской Федерации (см. также комментарий к ч. 2 ст. 248 АПК РФ).

См.: Постановление Президиума ВАС РФ от 04.07.2006 N 1782/06; п. 1 информационного письма Президиума ВАС РФ от 16.02.1998 N 29 "Обзор судебно-арбитражной практики разрешения споров по делам с участием иностранных лиц".

Вывод суда о том, что согласно п. 1 ст. 2 ГК РФ, ст. ст. 27, 247, 248 АПК РФ к подведомственности арбитражных судов РФ относятся дела с участием самих иностранных организаций, осуществляющих предпринимательскую деятельность и имеющих статус юридического лица в соответствии с законодательством государства их местонахождения, а не их филиалов или представительств, расположенных на территории РФ, ввиду изложенного являются несостоятельными.

См.: Постановление Президиума ВАС РФ от 04.07.2006 N 1782/06.

В п. "в" ч. 1 ст. 4 указанного выше Киевского соглашения предусмотрена возможность разрешения дела в компетентном суде государства - участника СНГ, если на территории этого государства исполнено или должно быть полностью или частично исполнено обязательство из договора, являющегося предметом спора. Аналогичное правило содержится в п. 3 ч. 1 ст. 247 АПК РФ, согласно которому арбитражные суды в Российской Федерации рассматривают дела по экономическим спорам и другие дела, связанные с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности, с участием иностранных организаций, международных организаций, иностранных граждан, лиц без гражданства, осуществляющих предпринимательскую и иную экономическую деятельность, в случае, если спор возник из договора, по которому исполнение должно иметь место или имело место на территории Российской Федерации.

Поскольку местом исполнения денежного обязательства покупателя является Российская Федерация - место нахождения продавца, это дает основание для рассмотрения спора российским арбитражным судом.

См.: Постановление Президиума ВАС РФ от 02.11.2010 N 6633/10.

Другой комментарий к статье 247 Арбитражного Процессуального Кодекса РФ

1. Общие правила компетенции арбитражных судов установлены в § 1 гл. 4 АПК. При характеристике компетенции арбитражных судов России по делам с участием иностранных лиц дополнительно используются правила, установленные в гл. 32 АПК и носящие специальный характер в отношении общих правил, установленных в § 1 гл. 4 АПК. Поэтому при определении компетенции российского арбитражного суда необходимо исходить из ее вида и, соответственно, правовых последствий несоблюдения.

Прежде всего обратим внимание, что при определении предметов ведения того либо иного органа могут использоваться самые различные термины - подведомственность, подсудность, компетенция, юрисдикция. Какой термин лучше использовать применительно к международному гражданскому процессу? Ведь этим определяется ясность понимания сторонами правовых отношений с иностранным элементом процессуальных институтов, точнее будет судебная практика.

В международных договорах чаще всего используется термин "компетенция", обнимающий собой термины "подведомственность" и "подсудность" как равнозначные. Поэтому, оставаясь в русле традиции разграничения понятий подведомственности и подсудности при характеристике различных граней судебной компетенции (см. гл. 4 АПК), вместе с тем в сфере международного гражданского процесса используется больше термин "компетенция", как охватывающий собой обе данные юридические категории. Ведь для иностранного лица важен в конечном счете правильный выбор суда, которому дело одновременно подведомственно и подсудно, в связи с чем использование термина "компетенция" в международном арбитражном (гражданском) процессе более оправданно.

В значительной части международных соглашений и договоров РФ о правовой помощи практически повсеместно используются термин "компетенция" и производные от него понятия - компетентный суд, компетентное учреждение, etc. Например, такая терминология используется в ст. ст. 4 и 5 Киевского соглашения, ст. ст. 20 и 29 Минской конвенции, ст. 19 Договора между СССР и Испанией о правовой помощи по гражданским делам, ст. 24 Конвенции между СССР и Италией о правовой помощи по гражданским делам.

2. Международная компетенция является одним из сложных вопросов международного гражданского процесса, поскольку наиболее тесно связана с правилами национальной судебной организации и отражает сложность судоустройства того либо иного государства. Под международной подсудностью понимается компетенция суда одной страны, конкурирующая с судами другой страны <1>. Поэтому ее не следует смешивать с национальной подсудностью, которая разграничивает компетенцию по различным делам только между судами одной страны. Многие международные соглашения и конвенции, в частности Минская, Киевская, Луганская, Регламент 44/2001 и другие, подробно регулируют вопросы подсудности, посвящая решению данных вопросов достаточно большое количество статей.

--------------------------------
<1> См.: Кох Х., Магнус У., Винклер фон Моренфельс П. Международное частное право и сравнительное правоведение. М.: Международные отношения, 2001. С. 49.

Проблема выбора компетентного суда имеет формально-юридические и тактические аспекты <1>. Такая взаимосвязь процессуального, коллизионного и материального права называется проблемой форум-шопинга (forum shopping), или проблемой выбора лучшего суда. Истец будет обращаться в суд того государства, где он получит оптимальные юридические и фактические условия защиты своих интересов. Отсюда и возникает проблема международной компетенции. От выбора компетентного суда (подсудности) зависит и способ исковой защиты.

--------------------------------
<1> См.: Елисеев Н.Г. Гражданское процессуальное право зарубежных стран. Источники, судоустройство, подсудность. М.: Статут, 2000. С. 66.

3. Исходя из анализа ст. 247, а также ст. ст. 248 - 250 АПК, можно сказать, что для международной компетенции характерны те же самые виды подсудности, как и для внутренней, поскольку с формально-юридической точки зрения они представляют собой одинаковые по содержанию правовые конструкции.

4. В ч. 1 ст. 247 отражены общие правила международной компетенции арбитражных судов, содержащие различные юрисдикционные привязки, указывающие на возможность обращения за судебной защитой по критерию места нахождения одной из сторон, наличия имущества и права на территории России, характера требования либо тесной связи спорного правоотношения с территорией России.

При определении международной компетенции арбитражного суда возможно одновременное использование не только одной, но и сочетания нескольких привязок, имеющих самостоятельный характер в силу их закрепления в нормах АПК и других законах. В частности, возможно сочетание таких привязок, как выпуск акций на территории России (п. 7 ч. 1 ст. 247) и возникновение спора из договора, по которому исполнение должно иметь место или имело место на территории РФ (п. 3 ч. 1 ст. 247).

5. При противоречии правил национального законодательства и международного договора применению подлежит последний. В частности, правила международной компетенции установлены в ст. 4 Киевского соглашения. Компетентный суд государства - участника СНГ вправе рассматривать упомянутые в ст. 1 Киевского соглашения споры, если на территории данного государства - участника СНГ ответчик имел постоянное место жительства или место нахождения на день предъявления иска. Однако, если в деле участвуют несколько ответчиков, находящиеся на территории разных государств - участников СНГ, спор рассматривается по месту нахождения любого ответчика по выбору истца.

Кроме того, компетентный суд вправе рассматривать иск, если на территории данного государства осуществляется торговая, промышленная или иная хозяйственная деятельность предприятия (филиала) ответчика; исполнено или должно быть полностью или частично исполнено обязательство из договора, являющееся предметом спора; имело место действие или иное обстоятельство, послужившее основанием для требования о возмещении вреда; имеет постоянное место жительства или место нахождения истец по иску о защите деловой репутации; находится контрагент-поставщик, подрядчик или оказывающий услуги (выполняющий работы) и спор касается заключения, изменения и расторжения договоров. Исключительная подсудность установлена для исков о праве собственности на недвижимое имущество (судом, на территории которого находится имущество). Здесь, как видно, установлены достаточно широкие рамки привязки дела к определенному суду, что дает истцу большие возможности при выборе компетентного суда.

Дела о признании недействительными полностью или частично не имеющих нормативного характера актов государственных и иных органов, а также о возмещении убытков, причиненных хозяйствующим субъектам такими актами или возникших вследствие ненадлежащего исполнения указанными органами своих обязанностей по отношению к хозяйствующим субъектам, рассматриваются исключительно судом по месту нахождения соответствующего органа. Встречный иск и требование о зачете, вытекающее из того же правоотношения, что и основной иск, подлежат рассмотрению в том суде, который рассматривает основной иск.

6. Отметим политико-правовое значение надлежащего определения компетенции арбитражного суда. В частности, в Определении КС РФ от 15 января 2009 г. N 144-О-П отмечено следующее: "Всеобщая декларация прав человека (ст. ст. 7, 8 и 10), Международный пакт о гражданских и политических правах (ст. 14) и Конвенция о защите прав человека и основных свобод (ст. 6) устанавливают, что все равны перед законом и судом и что каждый при определении его гражданских прав и обязанностей имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок компетентным, независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона. По смыслу этих положений, как указал КС РФ в Постановлении от 16.03.1998 N 9-П, право каждого на судебную защиту посредством независимого и беспристрастного суда, компетенция которого установлена законом, означает, в частности, что рассмотрение дел должно осуществляться законно установленным, а не произвольно выбранным составом суда; соответственно, ст. 47 (ч. 1) Конституции РФ гарантирует, что никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом. Поскольку право каждого на судебную защиту, как следует из приведенной правовой позиции, может быть обеспечено лишь законным, независимым и беспристрастным судом, несоблюдение правил подсудности влечет нарушение не только ст. 47 (ч. 1), но и ст. 46 (ч. 1) Конституции РФ".

Строгое следование приведенным положениям судебной практики будет как гарантировать права сторон арбитражного процесса на соблюдение их права на рассмотрение дела тем судом, к компетенции которого оно отнесено, так и препятствовать злоупотреблению процессуальными правами.

7. Есть ли взаимосвязь института международной судебной компетенции и применимого материального права? Здесь исходной посылкой является различная правовая природа международного частного права и процессуального права, о чем пишет большинство авторов <1>. Как правильно замечает Н.И. Марышева, "отнесение дела к компетенции собственных судов отнюдь не всегда означает применение собственного материального права" <2>. Данное обстоятельство отмечает также Л.П. Ануфриева, разграничивая выбор суда, возможный "конфликт юрисдикций" и "конфликт законов" в материальном праве <3>. В этой связи применительно к соотношению компетенции и применимого права Х. Шак замечает, что "точное соблюдение принципа одновременного движения подсудности и материального права ошибочно" <4>.

--------------------------------
<1> Марышева Н.И. Вопросы кодификации норм международного гражданского процесса в России // Журнал российского права. 2004. N 6.
<2> Международное частное право: Учебник / Под ред. Н.И. Марышевой. М.: Юристъ, 2004. С. 522 (автор главы - Н.И. Марышева).
<3> Международное частное право: Учебник. 2-е изд. / Под ред. Г.К. Дмитриевой. М.: Проспект, 2004. С. 600 (автор главы - Л.П. Ануфриева).
<4> Шак Х. Международное гражданское процессуальное право: Учебник. М.: БЕК, 2001. С. 101.

Налицо существенные отличия выбора процессуального права, который связан с законом суда по месту рассмотрения дела (lex fori), от применимого материального права. В первом случае суд руководствуется правом своей страны и учитывает альтернативность компетенции, во втором случае при выборе применимого права суд руководствуется в том числе и правилами коллизионного регулирования. Коллизионный метод регулирования к отношениям по определению компетентного суда неприменим, поскольку компетентный суд определяется путем императивного регулирования, коль скоро компетенция - институт публично-правового характера. Договорное же регулирование (соглашения о выборе суда) допускается в пределах, очерченных процессуальным законом.

Таким образом, выбор истца в случае альтернативной судебной компетенции объясняется тем, какой суд наиболее подходит для него с точки зрения ее правил, какими являются оптимальные условия защиты его интересов. Довод о необходимости выбора компетентного суда на основе правил lex causae в отношении процессуального права ошибочен, поскольку процессуальные отношения по своей природе относятся не к частным, а к публично-правовым, в силу чего здесь применяется правило lex fori.

8. Согласно п. п. 1 и 2 ч. 1 ст. 247 выбор компетентного суда связан с наличием нескольких соответчиков, находящихся как на территории России, так и за рубежом. Поскольку выбор компетентного суда российского арбитражного суда или иностранного суда, осуществляется истцом не произвольно, необходимо использовать правила, установленные российским процессуальным законодательством, а в случае наличия иностранных ответчиков - также правила, установленные международными договорами с участием РФ.

Как пишет Т.Н. Нешатаева, "цель определения юрисдикции (компетенции) в международных вопросах - не допустить конфликта между судами разных государств, компетентными рассматривать споры с участием иностранных лиц." <1>. Поэтому определить подведомственность дела с участием иностранных лиц означает найти основания, по которым российский арбитражный суд вправе признать свою компетенцию на рассмотрение дела в соответствии со ст. ст. 247 и 248 АПК. При отсутствии таких оснований арбитражный суд не вправе рассматривать соответствующее дело.

--------------------------------

Подготовлен для системы КП

Комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу Российской Федерации (под ред. В.Ф. Яковлева, М.К. Юкова) включен в информационный банк согласно публикации - Городец, 2003.

<1> См.: Комментарий к АПК РФ / Под ред. В.Ф. Яковлева, М.К. Юкова. 2-е изд. М.: Городец, 2005. С. 766 (автор комментария - Т.Н. Нешатаева).

Обращает на себя внимание и такая особенность определения международной компетенции в данной ситуации, как необходимость учета субъектного состава ответчиков и их правового статуса. Дело в том, что критерии международной подведомственности определяются на основе тех же правил, что и национальной, а именно: помимо предмета спора также следует принимать во внимание и субъектный состав участников арбитражного процесса. В соответствии с ч. 5 ст. 27 и ст. 247 АПК надлежащий характер субъектов арбитражного процесса в качестве ответчиков является необходимым условием для определения подведомственности дела арбитражному суду.

Поскольку правовой статус иностранных ответчиков может быть различен и может не соответствовать критериям, указанным в ч. 5 ст. 27 АПК и ст. 247 АПК, то установление подведомственности возможно только в отношении каждого из ответчиков. В таком случае возникает необходимость проверки правового статуса иностранных лиц в связи с двумя обстоятельствами юридико-фактического характера: во-первых, в соответствии с ч. 5 ст. 27 АПК как лиц, соответствующих критериям, установленным для субъектов российского арбитражного процесса, и, во-вторых, в связи с обоснованностью привлечения их в качестве ответчиков с точки зрения критериев ст. 247 АПК в соответствии с содержащимися в ней юрисдикционными привязками.

Между тем правовой статус иностранных соответчиков может быть различен, поэтому вполне может быть установлено отсутствие критериев участия одного из них в российском арбитражном процессе по самым различным основаниям, что, в свою очередь, ведет к отсутствию у российского арбитражного суда компетенции на рассмотрение дела в отношении данного иностранного ответчика (см. также ч. 3 ст. 46 АПК). Ведь не секрет, что необоснованное привлечение в качестве соответчиков российских и (или) иностранных лиц является одной из форм злоупотребления процессуальным правом, направленной на изменение общих правил подсудности <1>, в том числе и международной подсудности. Подобное злоупотребление запрещено процессуальным законом (ст. 41 АПК) и должно быть пресечено арбитражным судом <2>.

--------------------------------
<1> См.: Юдин А.В. Злоупотребление процессуальными правами в гражданском судопроизводстве. СПб., 2005. С. 250. См. также: "Пункт 9.4.4. Умышленное указание истцом в исковом заявлении нескольких ответчиков, один из которых ненадлежащий, с целью искусственного изменения подсудности" // Добровольский В.И. Применение корпоративного права: Практическое руководство для корпоративного юриста. М.: Волтерс Клувер, 2008.
<2> См.: Определение ВАС РФ от 23.10.2009 N ВАС-13785/09 по делу N А56-5235/2009; Постановление ФАС Северо-Западного округа от 28.09.2009 по делу N А56-5235/2009.

При наличии нескольких иностранных ответчиков, когда в отношении одного из них будет установлена неподведомственность дела российскому арбитражному суду, возникает вопрос о правомерности возникновения или продолжения процесса.

Правовые последствия в данном случае будут определяться моментом обнаружения неподведомственности дела арбитражному суду в связи с отсутствием его международной компетенции. В том случае, если отсутствие компетенции российского суда будет установлено на стадии возбуждения дела, в соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 129 АПК исковое заявление подлежит возвращению. Именно таким образом разрешалась ситуация в связи с отсутствием компетенции в отношении дела с участием иностранного лица в судебной практике (Постановление ФАС Московского округа от 12.10.2005, дело N КГ-А40/9801-05). В случае установления отсутствия компетенции российского арбитражного суда на стадии рассмотрения дела производство по нему подлежит прекращению применительно к основанию, предусмотренному п. 1 ч. 1 ст. 150 АПК, в связи с тем, что дело не подлежит рассмотрению в арбитражном суде. Именно таким образом толковалось правило п. 1 ч. 1 ст. 150 АПК в Постановлении Президиума ВАС РФ от 04.07.2006 N 1782/06, Постановлениях ФАС Северо-Западного округа от 19.10.2004 по делу N А05-12767/03-9 и от 16.06.2006 по делу N А56-3181/2006. Аналогичное толкование давалось и в российской доктринальной литературе при характеристике компетенции российских арбитражных судов по делам с участием иностранных лиц. В частности, как правильно отмечалось применительно к делам с международной компетенцией, поданное в арбитражный суд заявление подлежит возвращению по ст. 129 АПК или согласно п. 1 ч. 1 ст. 150 АПК производство подлежит прекращению <1>.

--------------------------------
<1> См.: Арбитражный процесс: Учебник. 4-е изд. / Под ред. М.К. Треушникова. М.: Городец, 2007. С. 649 (автор главы - Е.В. Кудрявцева).

Таким образом, при отсутствии подведомственности в отношении одного из иностранных ответчиков продолжение процесса в отношении другого иностранного ответчика будет правомерным лишь при наличии общих критериев международной компетенции: наличие у этого иностранного ответчика соответствующего правового статуса согласно ч. 5 ст. 27 АПК и наличие компетенции в отношении его через юрисдикционные привязки согласно гл. 32 АПК. При отсутствии указанных оснований процесс в отношении этого иностранного ответчика будет неправомерным и подлежит прекращению применительно к п. 1 ч. 1 ст. 150 АПК.

В таком случае иск может быть предъявлен истцом по месту нахождения иностранного ответчика в иностранном суде. Т.Н. Нешатаева в этой связи справедливо отмечает, что во главу определения подсудности ставится вопрос о местонахождении ответчика, что автоматически предопределяет исполнимость будущего судебного решения <1>.

--------------------------------
<1> См.: Нешатаева Т.Н. О вопросах компетенции арбитражных судов в РФ по рассмотрению дел с участием иностранных лиц // ВВАС РФ. 2004. N 12. С. 89.

9. Имеет ли российский арбитражный суд компетенцию рассматривать иск к иностранной компании, имеющей представительство на территории РФ, если такой иск не вытекает из деятельности представительства? При обосновании истцом международной компетенции российского арбитражного суда он также должен привести доказательства международной подсудности дела применительно к национальным правилам подсудности, поскольку, как уже отмечалось, указанные категории тесно связаны между собой.

В соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 247 АПК арбитражные суды в РФ рассматривают дела по экономическим спорам и другие дела, связанные с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности, с участием иностранных организаций, международных организаций, иностранных граждан, лиц без гражданства, осуществляющих предпринимательскую и иную экономическую деятельность, в случае если "орган управления, филиал или представительство иностранного лица находятся на территории РФ".

Взаимосвязанная с ней ст. 36 АПК в ч. 5 устанавливает, что иск к юридическому лицу, вытекающий из деятельности его филиала, представительства, расположенных вне места нахождения юридического лица, может быть предъявлен в арбитражный суд по месту нахождения юридического лица или его филиала, представительства. При отсутствии взаимосвязи иска с деятельностью представительства соответствующий арбитражный суд не вправе рассматривать дело <1>.

--------------------------------
<1> См., например: Постановление ФАС Уральского округа от 20.08.2009 по делу N Ф09-5844/09-С6.

Поэтому специальное правило ч. 5 ст. 36 АПК подлежит применению при определении компетенции российского арбитражного суда в соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 247 АПК. Например, в Постановлении Президиума ВАС РФ от 04.07.2006 N 1782/06 при определении компетенции российского арбитражного суда применительно к деятельности филиала иностранной компании сделаны ссылки как на ст. 247 АПК, так и на ч. 5 ст. 36 АПК и ч. 5 ст. 27 АПК <1>.

--------------------------------
<1> Такой же подход - использование п. 2 ч. 1 ст. 247 и ч. 5 ст. 36 АПК при предъявлении иска к филиалу иностранного лица - см.: Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 04.11.2003, дело N А19-12989/03-19-Ф02-3810/03-С2.

10. Какой характер носит компетенция российских арбитражных судов по делам, связанным с возмещением убытков, причиненных в связи с ненадлежащим определением цены выкупаемых ценных бумаг? Дело в том, что согласно абз. 5 п. 4 ст. 84.8 ФЗ об АО владелец ценных бумаг, не согласившийся с ценой выкупаемых ценных бумаг, вправе обратиться в арбитражный суд с иском о возмещении убытков, причиненных в связи с ненадлежащим определением цены выкупаемых ценных бумаг. Носит ли такая компетенция специальный или альтернативный характер на основе п. 7 ч. 1 ст. 247 АПК? Полагаем, что истец вправе обращаться по указанным делам с иском как в арбитражный суд РФ по месту выпуска акций, так и в компетентный суд другого государства в соответствии с критериями международной компетенции, установленными в соответствующем государстве. Кроме того, подобного рода дела могут быть переданы по соглашению сторон на рассмотрение международного коммерческого арбитража.

Правило п. 7 ч. 1 ст. 247 АПК о рассмотрении арбитражными судами России дел в том случае, если "спор возник из отношений, связанных с обращением ценных бумаг, выпуск которых имел место на территории РФ", можно охарактеризовать следующим образом. Здесь отражено широкое понятие споров из отношений, связанных с обращением ценных бумаг, поскольку они могут в себя включать в том числе и споры о возмещении убытков, причиненных в связи с принудительным выкупом акций. Как правильно пишет А. Мамаев, "пункт 7 ч. 1 ст. 247 АПК РФ содержит основание альтернативной международной юрисдикции, которого не было в ранее действовавшем АПК РФ 1995 г. Арбитражные суды признаются компетентными рассматривать дела с участием иностранных лиц, если спор возник из отношений, связанных с обращением ценных бумаг, выпуск которых имел место на территории РФ. Таким образом, факт выпуска ценной бумаги на территории России напрямую влияет на установление альтернативной судебной юрисдикции по международным спорам, связанным с обращением этой ценной бумаги" <1>. Норма п. 7 ч. 1 ст. 247 АПК не случайно устанавливает правила об альтернативной компетенции, поскольку владельцами акций, выпущенных на территории РФ, могут быть граждане и юридические лица самых разных национальностей, в этом весь смысл экономической политики РФ по привлечению иностранных инвесторов и созданию для них в том числе условий по разрешению споров как в российской юрисдикции, так и за рубежом.

--------------------------------
<1> Мамаев А. Сравнительный анализ норм ГПК РФ и АПК РФ, регламентирующих альтернативную международную судебную юрисдикцию по гражданским делам // Арбитражный и гражданский процесс. 2007. N 11. С. 15, 16.

Следует также иметь в виду и правила п. 2 ч. 1 ст. 33 и ст. 225.1 АПК, согласно которым к специальной подведомственности арбитражных судов относятся корпоративные споры, в том числе между акционерами и акционерным обществом, вытекающие из деятельности общества. При понимании правил специальной подведомственности следует исходить из того, что она является специальной (исключительной) с точки зрения разграничения предметов ведения арбитражных судов с судами общей юрисдикции, другими федеральными судами и судами субъектов РФ, т.е. между судами РФ. В этом плане ст. ст. 33 и 225.1 АПК не конкурируют с правилами ст. ст. 247 и 248 АПК, которые устанавливают альтернативную и исключительную компетенцию арбитражных судов в аспекте международного гражданского процесса.

Наличие правила абз. 5 п. 4 ст. 84.8 ФЗ об АО не изменяет правовую природу подведомственности данной категории дел как отнесенных к альтернативной компетенции арбитражных судов России и судов иностранных государств и не исключает возможности передачи данной категории дел по соглашению сторон в ведение международного коммерческого арбитража.

Таким образом, по спорам в связи с обращением ценных бумаг, в том числе связанным с возмещением убытков, причиненных в связи с ненадлежащим определением цены выкупаемых ценных бумаг, применению подлежит общее правило определения компетентного суда по выбору истца, установленное в п. 7 ч. 1 ст. 247 АПК РФ: между арбитражным судом России и иностранным судом.

Федеральный закон об АО в ст. 84.8 определяет в развитие п. 2 ч. 1 ст. 33 и ст. 225.1 АПК правила национальной подведомственности данных дел российским арбитражным судам в соотношении с судами общей юрисдикции РФ. Указанный ФЗ не затрагивает при этом вопросы международного гражданского процесса и применения правил альтернативной и исключительной компетенции российских арбитражных судов, поскольку они установлены в специальных статьях АПК (ст. ст. 247, 248 и в целом гл. 32 АПК).

11. Критерий тесной связи спорного правоотношения с территорией РФ, указанный в п. 10 ч. 1 ст. 247 АПК, используется при решении вопроса о наличии международной компетенции российского арбитражного суда на рассмотрение дел с участием иностранных лиц. В комментариях отмечалась необходимость толкования "тесной связи" максимально обоснованно и с учетом реальной юридико-фактической ситуации, а не удобства истца, который должен привести доказательства наличия такой связи.

В частности, Т.Н. Нешатаева отмечает, что ".установление юрисдикции на основе тесной связи не может носить абстрактный характер. В любом случае тесная связь всегда должна иметь какое-либо юридико-практическое обоснование: облегченный порядок исполнения будущего решения, сбора доказательств, защиту слабой стороны и т.д." <1>. При этом не должна быть нарушена юрисдикция иностранного государства и такая юрисдикция, основанная на тесной связи, не должна носить чрезвычайный (чрезмерный) характер <2>. Так же пишет и Е.В. Кудрявцева, отмечающая, что "наличие такой связи, причем "тесное", должно быть обосновано в исковом заявлении, чтобы убедить суд такое заявление принять и рассмотреть по существу" <3>.

--------------------------------

Подготовлен для системы КП

Комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу Российской Федерации (под ред. В.Ф. Яковлева, М.К. Юкова) включен в информационный банк согласно публикации - Городец, 2003.

<1> См.: Комментарий к АПК РФ / Под ред. В.Ф. Яковлева, М.К. Юкова. 2-е изд. М.: Городец, 2005. С. 768 (автор комментария - Т.Н. Нешатаева); Нешатаева Т.Н. О вопросах компетенции арбитражных судов в Российской Федерации по рассмотрению дел с участием иностранных лиц // ВВАС РФ. 2004. N 12. С. 90.

Подготовлен для системы КП

Комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу Российской Федерации (под ред. В.Ф. Яковлева, М.К. Юкова) включен в информационный банк согласно публикации - Городец, 2003.

<2> См.: Комментарий к АПК РФ / Под ред. В.Ф. Яковлева, М.К. Юкова. 2-е изд. М.: Городец, 2005. С. 768, 769 (автор комментария - Т.Н. Нешатаева).
<3> См.: Арбитражный процесс: Учебник. 4-е изд. / Под ред. М.К. Треушникова. М.: Городец, 2007. С. 649 (автор главы - Е.В. Кудрявцева).

Наличие тесной связи спорного правоотношения с территорией РФ устанавливается и при применении других юрисдикционных привязок, указанных в ч. 1 ст. 247 АПК.

В этой связи Т.Н. Нешатаева отмечает, что "в ст. 247 АПК РФ допускается возможность решения вопроса подсудности по выбору истца. Последний может выбрать арбитражный суд РФ для разрешения спора с участием иностранных лиц с учетом тех обстоятельств, что перечислены в этих пунктах. Общим для них является связь гражданского правоотношения с территорией РФ. Именно эта связующая нить (правоотношение развивалось на территории РФ) является главной во всей ст. 247" <1>. Примеры такого толкования можно увидеть и в судебной практике <2>.

--------------------------------
<1> См.: Нешатаева Т.Н. О вопросах компетенции арбитражных судов в РФ по рассмотрению дел с участием иностранных лиц // ВВАС РФ. 2004. N 12. С. 90.
<2> См.: Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 31.03.2006 N Ф04-2109/2005(14105-А75-11), Ф04-2109/2005(15210-А75-11), Ф04-2109/2005(15015-А75-11), Ф04-2109/2005(14744-А75-11), Ф04-2109/2005(14785-А75-11) по делу N А75-3725-Г/04-860/2005 и Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 16.11.2006 N Ф08-4005/2006 по делу N А53-18484/2005-С3-45.

Поэтому наличие тесной связи спорного правоотношения с территорией РФ должно доказываться истцом в качестве обязательного критерия, характеризующего международную компетенцию российского арбитражного суда, независимо от ссылок истца на другие юрисдикционные привязки, указанные в ч. 1 ст. 247 АПК.

В этом плане следует отметить, что формальный подход к определению международной компетенции уже подвергался критике. Как пишет Н.И. Марышева, "хотя многие страны сейчас действительно стремятся к расширению компетенции своих судов, однако отнесение к компетенции судов своей страны столь широкого круга споров едва ли можно считать достоинством закона, если учитывать дальнейшее движение судебного процесса (возможность исполнения в последующем решения российского суда за границей), перспективы развития международного сотрудничества и в конечном счете интересы сторон по делу" <1>.

--------------------------------
<1> См.: Марышева Н.И. Вопросы кодификации норм международного гражданского процесса в России // Журнал российского права. 2004. N 6.

Другим аспектом применения ст. 247 АПК является необходимость учета возможности рассмотрения дела в иностранном суде. В частности, дело может быть отнесено к исключительной компетенции иностранного суда, либо за рубежом может быть процесс начат ранее, чем в России. Учет возможности рассмотрения дела в иностранном суде позволяет более полно и правильно защитить права сторон, ищущих судебной защиты, что и является конечной целью правосудия.

Таким образом, даже при формальном наличии отдельных юрисдикционных привязок, предусмотренных в ст. 247 АПК, необходимо в целях обеспечения выполнения задач судопроизводства в арбитражных судах, предусмотренных ст. 2 АПК, учитывать при определении компетенции российского арбитражного суда на рассмотрение дела самые различные юридико-фактические обстоятельства, в частности наличие достаточной связи российского суда с таким делом (сторонами, обстоятельствами спора, объектом спорного правоотношения и т.д.), а также возможность рассмотрения дела в иностранном суде. Тем самым будут исключаться потенциальные конфликты компетенций судов различных государств и случаи появления неисполнимых судебных решений.

Комментарии и консультации юристов по ст 247 АПК РФ

Если у вас возникли вопросы по статье 247 АПК РФ, вы можете получить консультацию юристов нашего сервиса.

Задать вопрос можно через форму связи или по телефону. Первичные консультации бесплатны и проводятся с 9:00 до 21:00 ежедневно по Московскому времени. Вопросы, полученные с 21:00 до 9:00, будут обработаны на следующий день.