Статья 239. Основания отказа в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда

1. Арбитражный суд может отказать в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда только в случаях, предусмотренных настоящей статьей.

2. Арбитражный суд может отказать в выдаче исполнительного листа в случаях, если сторона третейского разбирательства, против которой принято решение третейского суда, представит доказательства того, что:
1) третейское соглашение недействительно по основаниям, предусмотренным федеральным законом;
2) сторона не была должным образом уведомлена об избрании (назначении) третейских судей или о третейском разбирательстве, в том числе о времени и месте заседания третейского суда, либо по другим уважительным причинам не могла представить третейскому суду свои объяснения;
3) решение третейского суда принято по спору, не предусмотренному третейским соглашением или не подпадающему под его условия, либо содержит постановления по вопросам, выходящим за пределы третейского соглашения. Если в решении третейского суда постановления по вопросам, охватываемым третейским соглашением, могут быть отделены от тех, которые не охватываются таким соглашением, арбитражный суд может выдать исполнительный лист только на ту часть решения третейского суда, которая содержит постановления по вопросам, охватываемым третейским соглашением;
4) состав третейского суда или процедура третейского разбирательства не соответствовали соглашению сторон или федеральному закону;
5) решение еще не стало обязательным для сторон третейского разбирательства или было отменено либо его исполнение было приостановлено арбитражным судом или иным судом в Российской Федерации либо судом другого государства, на территории которого это решение было принято, или государства, закон которого применяется.

3. Арбитражный суд отказывает в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, если установит, что:
1) спор, рассмотренный третейским судом, не может быть предметом третейского разбирательства в соответствии с федеральным законом;
2) решение третейского суда нарушает основополагающие принципы российского права.

4. Арбитражный суд может отказать в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения международного коммерческого арбитража по основаниям, предусмотренным международным договором Российской Федерации и федеральным законом о международном коммерческом арбитраже.

Комментарий к статье 239 АПК РФ

1. К ч. 1. См. также: комментарий к ч. 1 ст. 233 и п. 1 ч. 3 ст. 239 АПК РФ.

Исчерпывающий перечень оснований для отказа в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда закреплен в ст. 239 АПК РФ, ст. 46 Федерального закона "О третейских судах в Российской Федерации".

В п. 1 ст. 46 Федерального закона "О третейских судах в Российской Федерации" содержится прямой запрет для арбитражного суда ставить под сомнение обоснованность решения, принятого третейским судом. Арбитражный суд не вправе исследовать обстоятельства, установленные третейским судом, либо пересматривать его решение по существу. При рассмотрении вопроса о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда арбитражный суд ограничивается лишь установлением наличия или отсутствия оснований для отказа в его выдаче и не вправе переоценивать установленных третейским судом обстоятельств, проверять законность и обоснованность решения третейского суда.

См.: п. п. 12, 20 информационного письма Президиума ВАС РФ от 22.12.2005 N 96 "Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел о признании и приведении в исполнение решений иностранных судов, об оспаривании решений третейских судов и о выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение решений третейских судов".

2. К п. 1 ч. 2. См. также: комментарий п. 2 ч. 3 ст. 231, п. 1 ч. 3 ст. 239 АПК РФ.

Третейское соглашение, в частности, недействительно, если отсутствует волеизъявление непосредственно у одной стороны на рассмотрение спора в конкретном третейском суде. Третейское соглашение связывает только тех лиц, которые его подписали и не может обязывать третьих лиц обращаться в третейский суд. Исключением из этого является универсальное правопреемство, когда права и обязанности по третейскому соглашению переходят к правопреемнику.

См.: Постановления Президиума ВАС РФ от 20.04.2010 N 15887/09, от 10.11.2009 N 10264/09, от 03.11.2009 N 8879/09.

В случае включения арбитражной оговорки в устав акционерного общества или общества с ограниченной ответственностью третейское соглашение юридически связывает только тех акционеров (участников), которые его непосредственно подписали, и не распространяется на новых акционеров (участников), если только они не подписали самостоятельно устав, содержащий арбитражную оговорку.

См.: Постановление Президиума ВАС РФ от 31.05.2005 N 11717/02.

Волеизъявление одной из сторон третейского соглашения о выборе третейского суда не может быть подменено императивным решением третьего лица, поскольку обязательным условием заключения третейского соглашения является наличие непосредственно у его сторон воли на передачу спора в определенный третейский суд. Если в третейском соглашении содержится положение о том, что третье лицо вправе по своему усмотрению заменить третейский суд, указанный в этом соглашении, иным третейским судом, данное положение не имеет юридический силы.

См.: Постановление Президиума ВАС РФ от 23.06.2009 N 1434/09.

Позиция о подмене волеизъявления сторон третейского соглашения о выборе третейского суда императивным решением третьего лица касается замены третьим лицом третейского суда и не применима к заявлениям об осуществлении деятельности на бирже в соответствии с ее правилами.

Выражение согласия потенциальных участников торгов биржи путем подачи соответствующих заявлений на осуществление своей деятельности на бирже в соответствии с биржевыми правилами не является принятием условий договора присоединения, определенных одной из сторон такого договора (ст. 428 ГК РФ). Положения п. 3 ст. 5 Федерального закона "О третейских судах в Российской Федерации" к заключаемому таким образом участниками торгов соглашению неприменимы. Кроме того, подача заявлений на осуществление деятельности на бирже обеспечивает не только приобретение статуса участника торгов, но и соблюдение установленной ст. 7 Федерального закона "О третейских судах в Российской Федерации" письменной формы третейского соглашения, условия которого определены имеющимися у сторон письменными биржевыми правилами.

Особенности биржевой торговли объективно предопределяют специфику заключения третейского соглашения, в том числе и потому, что на момент получения членства на бирже невозможно определить, с кем именно из других членов биржи будет заключен гражданско-правовой договор, спор по которому относится к компетенции биржевого третейского суда. Практика рассмотрения биржевых споров третейскими судами при бирже является широко распространенной и должна быть хорошо известна членам биржи, являющимся профессиональными участниками рынка биржевого товара, в данном случае рынка ценных бумаг.

См.: Постановление Президиума ВАС РФ от 01.06.2010 N 17799/09.

В случае рассмотрения спора в биржевой арбитражной комиссии, выполняющей функции третейского суда, а не в третейском суде при бирже, следует учитывать, что согласно ст. 30 Закона РФ "О товарных биржах и биржевой торговле" биржевая арбитражная комиссия вправе рассматривать лишь споры, связанные с заключением биржевых сделок, и не вправе выполнять всех функций третейского суда.

См.: п. 8 информационного письма ВАС РФ от 03.08.1993 N С-13/ОП-250 "Обзор практики разрешения споров, связанных с исполнением, изменением и расторжением биржевых сделок".

Включение эмитентом после регистрации выпуска облигаций в оферту третейской оговорки, противоречащей ранее зарегистрированным эмиссионным документам, меняет объем прав владельцев облигаций, что противоречит п. 3 ст. 17 Закона о рынке ценных бумаг. Договор, заключенный владельцем облигаций посредством акцепта публичной оферты эмитента, представляет собой договор присоединения, поскольку акцепт этой оферты возможен только путем оформления заявления о намерении продать облигации эмитенту в соответствии с приложением к регламенту исполнения оферты; условия могли быть приняты не иначе как путем присоединения к предложенному договору в целом. При этом не имеет значения, что владелец облигаций акцептовал эту оферту без разногласий и не высказывал возражений против третейской оговорки при ее акцепте.

См.: Постановление Президиума ВАС РФ от 10.11.2009 N 10462/09.

Арбитражная оговорка подписывается одновременно с договором, частью которого она является, и не требует отдельного подписания. Между тем в силу п. 1 ст. 17 и п. 1 ст. 16 Федерального закона "О третейских судах в Российской Федерации" третейское соглашение, заключенное в виде оговорки в договоре, носит автономный характер и не зависит от действительности других условий договора. В частности, соглашение о передаче спора в третейский суд сохраняет свою силу и после окончания срока действия договора, содержащего такое соглашение, если стороны своим соглашением не установили иное.

См.: п. 22 информационного письма Президиума ВАС РФ от 12.12.2006 N 96 "Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел о признании и приведении в исполнение решений иностранных судов, об оспаривании решений третейских судов и о выдаче исполнительных листов".

В случае подписания договора, содержащего третейскую оговорку, неуполномоченным лицом последующее одобрение данного договора свидетельствует об одобрении третейского соглашения. Дополнительное одобрение такого третейского соглашения, включенного в договор, не требуется. Последующее одобрение может относиться только к третейскому соглашению, а не к гражданско-правовому договору. Так, одобрением третейского соглашения является участие стороны в третейском разбирательстве при отсутствии у него возражений относительно компетенции третейского суда, выдвижение возражений по существу спора в ходе третейского разбирательства, а также предъявление встречного иска.

См.: Постановления Президиума ВАС РФ от 01.11.2011 N 7605/11, от 15.06.2010 N 693/10, от 19.06.2007 по делу N 15954/06, от 19.04.2006 N 15973/05, от 26.07.2011 N 2608/11, от 10.11.2009 N 10264/09.

Несмотря на автономность арбитражной оговорки, для ее подписания не требуется наличия в доверенности представителя специального уполномочия на заключение третейского соглашения. Третейское соглашение может быть заключено представителем на основании доверенности, выданной на заключение гражданско-правовых договоров, без специального указания полномочия на заключение третейского соглашения. Наличие общих правомочий на заключение договора позволяет представителю заключить от имени и в интересах представляемого договор с условием о передаче связанных с ним споров в тот или иной третейский суд.

Соответственно, генеральная доверенность, в которой указаны правомочия возбуждать и вести дела во всех судебных и арбитражных учреждениях со всеми правами, которые предоставляются истцу, ответчику и третьим лицам, наделяет представителя правом на передачу спора в третейский суд и заключение третейского соглашения. При этом ч. 2 ст. 62 АПК РФ, где указывается на специальное полномочия на заключение третейского соглашения, не применима к заключению гражданско-правового договора, содержащего третейское соглашение. Эта норма также не применима к заключению третейского соглашения за рамками разбирательства в арбитражном суде. Данная норма касается только представительства в арбитражном суде и применима лишь к ситуации заключения третейского соглашения в ходе разбирательства по делу, которое уже находится на рассмотрении в арбитражном суде.

См.: Постановления Президиума ВАС РФ от 25.10.2011 N 18613/10, от 01.06.2010 N 18170/09, от 12.04.2011 N 12311/10.

3. К п. 2. ч. 2. См. также: комментарий к п. 2 ч. 2 ст. 233 и п. 4 ч. 2 ст. 239, п. 2 ч. 1 ст. 244 АПК РФ.

Предусмотренное ст. 10 Федерального закона от 24.07.2002 N 102-ФЗ "О третейских судах в Российской Федерации" право на избрание одного из судей состава третейского суда не может рассматриваться в отрыве от обязанностей стороны спора действовать разумно и осмотрительно, а также независимо от тех рисков, которые с неизбежностью возникают в связи с заключением участником гражданского оборота третейского соглашения. Согласно п. 2 ст. 4 Федерального закона "О третейских судах в Российской Федерации" документы и иные материалы считаются полученными в день их доставки, даже если адресат по этому адресу не находится и не проживает.

Сторона третейского соглашения, действуя разумно и осмотрительно, не может не осознавать, что в соответствующих случаях возможно начало процедуры третейского разбирательства. Указывая в договоре, содержащем третейское соглашение, свои адреса места нахождения, сторона договора должна осознавать, что именно по этим адресам в случае начала третейской процедуры будет направляться судебная корреспонденция. Учитывая это, сторона договора для реализации своих прав должна предпринять необходимые и достаточные меры для получения предназначенной ей корреспонденции по указанным ею адресам. В противном случае все риски, связанные с неполучением или несвоевременным получением корреспонденции, возлагаются на ее получателя.

Иное истолкование нормы права могло бы повлечь злоупотребления со стороны недобросовестных участников третейского процесса, которые, уклоняясь от получения корреспонденции, могли бы парализовать само третейское разбирательство, несмотря на свое согласие участвовать в нем. Действия участника третейского процесса, не предпринявшего должных мер по получению корреспонденции по сообщенным им адресам и ссылающегося впоследствии на собственную неосмотрительность в доказательство нарушения его права, не могут быть признаны отвечающими принципу добросовестности.

См.: Постановление Президиума ВАС РФ от 31.03.2009 N 17412/08.

Направление третейским судом корреспонденции ответчику с извещением его о времени и месте третейского разбирательства по адресу, указанному им в договоре в качестве официального адреса, а также по адресу его представительства, используемому в переписке с истцом, подтверждает факт надлежащего извещения стороны, поскольку третейский суд и истец не были уведомлены об изменении адреса.

См.: Постановление Президиума ВАС РФ от 11.04.2006 N 14579/04.

Не может считаться надлежащим извещением ответчика формальное направление третейским судом ему документов по адресу, который сообщен истцом, даже если этот адрес содержится в заключенном между истцом и ответчиком договоре или в иных документах, поскольку из приложенных к исковому заявлению письменных доказательств следовало, что ответчик находился по новому адресу. В результате ненадлежащего извещения ответчик не получил направленное ему третейским судом предложение об избрании арбитра. Тем самым он не был должным образом уведомлен об избрании арбитра. В ходе третейского разбирательства он перед началом слушания дела заявлял о своих возражениях в отношении состава третейского суда, назначенных без его участия председателем третейского суда.

См.: Постановление Президиума ВАС РФ от 20.06.2006 N 1473/06.

4. К п. 3 ч. 2. См. также: комментарий к п. 3 ч. 2 ст. 239 и ч. 2 ст. 230 АПК РФ.

Указание на гражданско-правовой характер спора как критерий его возможного разрешения посредством третейского разбирательства означает, что в системе действующего правового регулирования не допускается передача на рассмотрение третейского суда споров, возникающих из административных и иных публичных правоотношений, а также дел, рассматриваемых в порядке особого производства, не отвечающих традиционным признакам споров о праве (дел об установлении фактов, имеющих юридическое значение, и др.).

См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 26.05.2011 N 10-П.

Заявление о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда удовлетворено правомерно, так как федеральное законодательство не закрепляет исключительной компетенции государственных судов на рассмотрение споров в отношении недвижимого имущества, третейские суды вправе разрешать споры об обращении взыскания на недвижимое имущество, заложенное по договору об ипотеке.

См.: Постановление Президиума ВАС РФ от 27.09.2011 N 634/10.

В третейской оговорке, содержащейся в договоре поставки, указано, что все возникающие по договору и связанные с ним споры подлежат рассмотрению в третейском суде. Однако в ней не упоминается о разрешении споров, которые могут возникнуть по векселям, переданным во исполнение этого договора. Следовательно, третейская оговорка распространяется только на правоотношения сторон по поставке и не действует в отношении векселя, переданного во исполнение этого договора.

См.: Постановления Президиума ВАС РФ от 24.04.2002 N 12331/01 и N 11973/01.

Согласно п. 3 ч. 2 ст. 239 АПК РФ в случае, когда в решении третейского суда постановления по вопросам, охватываемым третейским соглашением, могут быть отделены от тех, которые не охватываются таким соглашением, арбитражный суд может выдать исполнительный лист только на ту часть решения третейского суда, которая содержит постановления по вопросам, охватываемым третейским соглашением.

В связи с этим не может быть полностью отказано в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, если в этом решении содержатся положения как по вопросам, не относящемся к его компетенции (например, о правах и обязанностях лица, не участвующего в третейском разбирательстве), так и по вопросам, охватываемым третейским соглашением, и эти вопросы могут быть отделены друг от друга. В этом случае исполнительный лист выдается только на ту часть решения третейского суда, которая содержит постановления по вопросам, охватываемым третейским соглашением.

См.: Постановления Президиума ВАС РФ от 19.06.2007 N 742/07, от 14.01.2003 N 2853/00.

Вопросы реорганизации юридических лиц регламентированы императивными нормами российского законодательства. В решении третейского суда содержатся постановления по вопросам, выходящим за пределы третейского соглашения, касающиеся реорганизации и текущей экономической деятельности совместного предприятия, а также выхода участника из этого юридического лица. Поскольку содержащиеся в решении третейского суда положения по вопросам, выходящим за пределы третейского соглашения, могут быть отделены от положений, находящихся в компетенции третейского суда, его решение подлежит исполнению частично.

См.: Постановление Президиума ВАС РФ от 14.01.2003 N 2853/00.

5. К п. 4 ч. 2. См. также комментарий к п. 4 ч. 2 ст. 233 и п. 2 ч. 3 ст. 239 АПК РФ.

Гарантии, закрепленные в п. 1 ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, распространяются на разбирательство в третейских судах, поскольку третейский суд подпадает под понятие "суд", используемое в данной норме.

См.: Постановления Европейского суда по правам человека от 03.04.2008 по делу "Риджент Кампани против Украины" (Regent Company v. Ukraine) (жалоба N 773/03); от 08.07.1986 по делу "Lithgow and others v. the United Kingdom" (жалобы N 9006/80 и 9262/81); решение Европейской комиссии по правам человека Европейского суда от 04.03.1987 по делу "Р. против Швейцарии" (R. v. Switzerland) (жалоба N 10881/84).

В соответствии с п. 1 ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод третейское разбирательство должно соответствовать двум основополагающим требованиям, а именно созданию третейского суда в соответствии с законом и добровольному отказу стороны третейского разбирательства от публичного разбирательства. Поскольку третейское соглашение наделяло полномочиями по рассмотрению спора арбитров из списка, составленного стороной третейского соглашения, третейский суд нельзя рассматривать как суд, созданный на основании закона. Кроме того, отказ стороны от публичного разбирательства в государственном суде должен быть добровольным, недвусмысленным и допускаться законодательством. Однако непосредственно заявитель не отказывался от своего права на публичное разбирательство в обычном государственном суде, поскольку не подписывал третейского соглашения. Между тем решение третейского суда вынесено в отношении его имущественных прав.

См.: Постановления Европейского суда по правам человека от 28.10.2010 по делу "Суда против Чешской Республики" (Suda v. the Czech Republic) (жалоба N 1643/06); от 27.02.1980 по делу "Девеер против Бельгии" (Deweer v. Belgium) (жалоба N 6903/75).

Порядок формирования состава третейского суда должен обеспечивать соблюдение принципа его беспристрастности. В третейских судах должны соблюдаться гарантии независимости и беспристрастности их арбитров. Несоответствие порядка формирования состава третейского суда принципу беспристрастности является основанием для отмены решения третейского суда.

Участие одной из сторон третейского разбирательства в создании и финансировании третейского суда при отсутствии у другой стороны таких возможностей свидетельствуют о нарушении гарантии беспристрастности и, как следствие, справедливости рассмотрения спора в виде нарушения равноправия и соблюдения автономии воли спорящих сторон.

Отсутствие дискреционности одной из спорящих сторон в формировании суда при рассмотрении гражданско-правовых споров ставится на первое место в прецедентных решениях Европейского суда по правам человека, в которых беспристрастность рассмотрения спора оценивается в субъективном (применительно к поведению судьи) и объективном (применительно к формированию состава суда) смысле. Одной из составляющих обеспечения права на справедливое судебное разбирательство, предусмотренного п. 1 ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, является принцип, выражающийся в том, что "никто не может быть судьей в своем собственном деле".

Прецедентная практика Европейского суда по правам человека свидетельствует о том, что "беспристрастность должна оцениваться в соответствии с субъективным подходом, отражающим личные убеждения данного судьи по конкретному делу, а также в соответствии с объективным подходом, который определяет, имелись ли достаточные гарантии, чтобы исключить какие-либо сомнения по данному поводу" (Постановление от 24.05.1989 по делу "Hauschildt v. Denmark").

Беспристрастность должна быть обеспечена как в субъективном плане третейским судьей в рамках формирования убеждения при рассмотрении дела, так и посредством формирования объективных стандартов беспристрастности посредством запрета одновременного выполнения функций стороны и судьи по одному и тому же делу (Постановление от 13.11.2007 по делу "Driza v. Albania"), нахождения ".в состоянии подчиненности служебных полномочий и службы по отношению к одной из сторон" (Постановление от 22.10.1984 по делу "Sramek v. Austria").

Рассматривая споры, третейские суды должны обеспечить соблюдение автономии воли сторон и гарантии независимости и беспристрастности.

См.: Постановления Президиума ВАС РФ от 28.06.2011 N 1308/11, от 24.05.2011 N 17020/10.

Арбитражный суд отказывает в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, если установит, что арбитр прямо или косвенно был заинтересован в исходе дела. Арбитражный суд отказывает в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, если установит, что лицо, выступающее в качестве третейского судьи (арбитра), не вправе быть третейским судьей (арбитром) в соответствии с законодательством Российской Федерации. В частности, в качестве третейского судьи не может выступать лицо, замещающее должность государственного служащего в судебном органе.

См.: п. п. 24, 25 информационного письма Президиума ВАС РФ от 22.12.2005 N 96 "Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел о признании и приведении в исполнение решений иностранных судов, об оспаривании решений третейских судов и о выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение решений третейских судов".

Практика включения адвокатов в число третейских судей является широко распространенной в Российской Федерации. Законодательные акты о третейских судах и адвокатуре не содержат норм, запрещающих адвокатам осуществлять полномочия третейского судьи, и допускают их участие в работе третейского суда в качестве судьи при условии, если он не связан с участвующими в разбирательстве лицами клиентскими отношениями и не имеет иной заинтересованности в деле.

См.: Постановление Президиума ВАС РФ от 31.03.2009 N 17412/08.

Арбитражному суду должны быть представлены доказательства наличия у адвоката, назначенного третейским судьей, клиентских отношений со стороной третейского разбирательства, равно как и иной его заинтересованности в исходе дела.

См.: Постановление Президиума ВАС РФ от 30.03.2010 N 16727/09.

Процедура третейского разбирательства не соответствовала требованиям, установленным Федеральным законом "О третейских судах в Российской Федерации": был утвержден состав судей, однако спор рассматривался одним судьей в отсутствие сторон без предоставления им права самостоятельного формирования состава третейского суда. В связи с этим вынесенное третейским судом решение нарушает принципы равноправия спорящих сторон, состязательности процесса, беспристрастности рассмотрения конфликта, справедливости выносимого решения и подлежит отмене в силу п. 2 ч. 3 ст. 233 АПК РФ как противоречащее публичному порядку Российской Федерации.

См.: Постановление Президиума ВАС РФ от 09.11.2010 N 9431/10.

Третейский судья за ответчика был назначен председателем третейского суда до отправления ответчику уведомления о принятии искового заявления к производству третейского суда в нарушение положений регламента третейского суда, предоставляющих ответчику право осуществить избрание третейского судьи. Хотя данные факты были известны третейскому суду, в решении им сделан ошибочный вывод о формировании состава третейских судей в соответствии с Регламентом. Таким образом, ответчик фактически был лишен своего права на участие в формировании состава третейских судей, что привело к существенному нарушению процедуры назначения третейских судей и несоответствию состава третейского суда соглашению сторон. Данное нарушение является безусловным основанием для отказа в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда независимо от того, делала ли сторона, против которой принято решение третейского суда, заявление об отсутствии компетенции у третейского суда до начала третейского разбирательства.

См.: Постановление Президиума ВАС РФ от 24.11.2009 N 8689/09.

Исходя из природы института международного коммерческого арбитража и содержания ст. 18 Закона РФ "О международном коммерческом арбитраже" сторонам должно быть обеспечено равное отношение. Данный принцип означает, что в ходе разрешения дела в третейском суде сторонам необходимо предоставить возможность равного представительства в составе арбитража, заключающуюся в реализации права каждой из сторон избрать арбитра, а также в том, что каждому из арбитров должна быть предоставлена равная возможность принять участие в обсуждении решения и разработке проекта решения. Из содержания ст. 15 Закона РФ "О международном коммерческом арбитраже" следует, что законодатель исходит из необходимости замены арбитра в случае его выбытия по каким-либо причинам, а не из возможности продолжения арбитражного разбирательства без участия выбывшего арбитра. Кроме того, данной нормой устанавливается порядок замены арбитра, тождественный тому, по которому заменяемый арбитр был назначен.

Исходя из смысла ст. ст. 15, 18 и 29 Закона РФ "О международном коммерческом арбитраже" решение международного коммерческого арбитража, принимаемое коллегией арбитров, должно быть вынесено большинством арбитров, но при этом полным их составом. Исключением могут быть ситуации, в которых решение может быть вынесено неполным составом арбитров. При этом из смысла указанных статей, а также из содержания принципа равного отношения к сторонам следует, что такая ситуация допустима, только если все стадии вынесения решения пройдены и выбывший из разбирательства дела арбитр смог донести свою позицию по делу до оставшихся арбитров.

Таким образом, при невозможности участия арбитра в ходе арбитражного разбирательства после окончания слушаний по делу (в частности, в связи со смертью) решение может быть вынесено неполным составом арбитров только в исключительных случаях, когда со всей очевидностью следует, что отсутствующий арбитр принимал участие в процессе вынесения решения по делу, высказал мнение и смог донести свою позицию до иных арбитров. При этих условиях соблюдаются принципы равного представительства сторон в составе арбитража, а значит, справедливости судебного разбирательства и равенства сторон.

Вынесение решения третейским судом по делу без участия арбитра, назначенного заявителем, означает полную утрату им возможности влиять на процесс выработки решения арбитража, что является нарушением принципа равенства сторон при разрешении спора, следовательно, и основополагающих принципов российского права (публичного порядка).

См.: Постановление Президиума ВАС РФ от 20.07.2010 N 4325/10.

В силу п. 2 ст. 3 Федерального закона "О третейских судах в Российской Федерации" постоянно действующие третейские суды не могут быть образованы при федеральных органах государственной власти, органах государственной власти субъектов Российской Федерации и органах местного самоуправления. В связи с этим арбитражный суд должен был исследовать вопрос о соответствии порядка создания Муниципального третейского суда требованиям п. 2 ст. 3 Федерального закона "О третейских судах в Российской Федерации".

См.: Постановление Пленума ВАС РФ от 27.09.2005 N 5517/05.

Ответчик участвовал в третейском разбирательстве, не заявлял возражений против рассмотрения спора в третейском суде единоличным арбитром, не заявлял о недействительности третейского соглашения, предусматривающего рассмотрение спора одним арбитром. Данные обстоятельства свидетельствуют о наличии договоренности между сторонами третейского разбирательства о рассмотрении спора в третейском суде единоличным арбитром.

См.: Постановление Президиума ВАС РФ от 19.04.2006 N 15973/05.

Процедура формирования состава третейского суда не была нарушена и производилась в соответствии с регламентом третейского суда. При этом ответчик, ссылающийся на нарушение процедуры формирования третейского суда, после формирования состава не высказывал никаких возражений по составу арбитров, не выражал им недоверия и не заявлял никому об отводе. При этих обстоятельствах он согласился с составом арбитров, рассмотревшим дело и принявшим решение, и состав арбитров соответствовал соглашению сторон.

См.: Постановление Президиума ВАС РФ от 30.05.2006 N 1826/06.

6. К п. 5 ч. 2. В соответствии с Федеральным законом "О третейских судах в Российской Федерации" обязательность решения третейского суда для сторон третейского разбирательства не поставлена в зависимость от возможности или факта подачи в компетентный суд заявления о его отмене.

Таким образом, арбитражный суд не вправе отказать в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда со ссылкой на его необязательность, мотивированную фактом рассмотрения в ином арбитражном суде дела об отмене того же решения третейского суда. Согласно п. 5 ч. 2 ст. 239 АПК РФ основанием отказа в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда является состоявшаяся отмена этого решения. Поскольку дело об отмене решения третейского суда не было завершено, основания для отказа в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского отсутствовали.

Арбитражный суд был вправе отложить разбирательство по делу о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда при возможности соблюдения установленных сроков его рассмотрения, а при отсутствии таковой - приостановить производство по делу, руководствуясь соответственно ст. 158 или п. 1 ч. 1 ст. 143 АПК РФ. Между тем он необоснованно отказал в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда.

См.: Постановление Президиума ВАС РФ от 10.02.2009 N 11885/08.

7. К ч. 3. Согласно ч. 3 ст. 239 АПК РФ арбитражный суд отказывает в выдаче исполнительного листа, если установит, что рассмотренный третейским судом спор в соответствии с федеральным законом не может быть предметом третейского разбирательства либо решение третейского суда нарушает основополагающие принципы российского права. Аналогичные основания к отказу в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда предусмотрены подп. 2 п. 2 ст. 46 Федерального закона "О третейских судах в Российской Федерации". Компетентный государственный суд применяет данные основания отказа в выдаче исполнительного листа по решению третейского суда независимо от заявления сторон спора.

См.: Постановление Президиума ВАС РФ от 08.12.2009 N 12523/09.

8. К п. 1 ч. 3. См. также: комментарий к п. 3 ч. 2 ст. 239 АПК РФ.

Указание на гражданско-правовой характер спора как критерий его возможного разрешения посредством третейского разбирательства означает, что в системе действующего правового регулирования не допускается передача на рассмотрение третейского суда споров, возникающих из административных и иных публичных правоотношений, а также дел, рассматриваемых в порядке особого производства, не отвечающих традиционным признакам споров о праве (дел об установлении фактов, имеющих юридическое значение, и др.). Такое ограничение сферы компетенции третейских судов связано с природой гражданских правоотношений, которые, как следует из ст. ст. 8, 19, 34 и 35 Конституции РФ и конкретизирующей их положения ст. 1 "Основные начала гражданского законодательства" ГК РФ, основаны на признании равенства участников, неприкосновенности собственности, свободы договора, недопустимости произвольного вмешательства кого-либо в частные дела, необходимости беспрепятственного осуществления гражданских прав, обеспечения восстановления нарушенных прав, их судебной защиты.

Публично-правовой характер споров, предопределяющий невозможность их передачи на рассмотрение третейского суда, обусловливается не видом имущества (движимого или недвижимого), а спецификой правоотношений, из которых возникает спор относительно данного имущества, и составом участвующих в споре лиц. Само по себе требование государственной регистрации недвижимого имущества не связано ни со сторонами спора, ни с характером правоотношения, по поводу которого он возник, - определяющим является природа объекта данного имущественного правоотношения.

Необходимость государственной регистрации перехода прав на имущество, ставшее объектом спора, сама по себе не меняет характера правоотношений, который является решающим для определения возможной компетенции третейского суда по рассмотрению такого спора.

См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 26.05.2011 N 10-П; п. 34 Постановления Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 N 55 "О применении арбитражными судами обеспечительных мер".

Заявление о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда удовлетворено правомерно, так как федеральное законодательство не закрепляет исключительной компетенции государственных судов на рассмотрение споров в отношении недвижимого имущества, третейские суды вправе разрешать споры об обращении взыскания на недвижимое имущество, заложенное по договору об ипотеке.

См.: Постановление Президиума ВАС РФ от 27.09.2011 N 634/10.

В действующем правовом регулировании необходимость государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним определяет специфику удостоверения прав на него, установленных третейским судом. Она заключается в обязательности прохождения правообладателем, права на недвижимое имущество которого установлены решением третейского суда, процедуры получения исполнительного листа на его принудительное исполнение. Отсутствие выданного государственным судом исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда о признании права собственности на недвижимость является основанием для отказа в государственной регистрации такого права в соответствии с абз. 9 п. 1 ст. 20 Закона о государственной регистрации.

См.: Постановление Президиума ВАС РФ от 13.09.2011 N 3004/11.

Спор, возникший между фондом имущества и компанией, по своему характеру не может быть предметом третейского разбирательства, поскольку возмездному отчуждению (приватизации) подлежало имущество, принадлежащее публичному образованию (Российской Федерации) на праве собственности, правоспособность которого на распоряжение своим имуществом ограничена законодательством о приватизации.

В соответствии с императивными положениями п. 1 ст. 29 Федерального закона "О приватизации государственного имущества и об основах приватизации муниципального имущества в Российской Федерации" спор, возникший в связи с нарушением законодательства о приватизации, не может быть предметом третейского разбирательства, а третейское соглашение о передаче такого спора в третейский суд не имеет юридической силы.

См.: Постановление Президиума ВАС РФ от 10.04.2001 N 3515/00.

Вопросы реорганизации юридических лиц, в частности совместных предприятий, регламентированы императивными нормами российского законодательства и не могут быть предметом третейского разбирательства.

См.: Постановление Президиума ВАС РФ от 14.01.2003 N 2853/00.

Публично-правовой характер споров обусловливается не только видом имущества и составом участвующих в споре лиц, а спецификой правоотношений, из которых возникает спор. В третейский суд могут быть переданы споры с участием унитарных предприятий и государственных и муниципальных органов.

Так, нельзя рассматривать как недействительную третейскую оговорку, включенную в договор подряда между Федеральной налоговой службой и коммерческой компанией, поскольку отношения между сторонами имеют общегражданский характер и не связаны с поставкой продукции для государственных нужд.

См.: Постановление Президиума ВАС РФ от 23.04.2007 N 15767/06.

Третейское соглашение, включенное в договор подряда между государственным унитарным предприятием и обществом с ограниченной ответственностью, является действительным, а спор между сторонами касается взыскания процентов за пользование чужими денежными средствами, который может быть предметом третейского разбирательства.

См.: Постановление Президиума ВАС РФ от 24.07.2007 N 1120/07.

9. К п. 2 ч. 3. См. также: комментарий к ч. 1 ст. 239 и п. 4 ч. 2 ст. 239, п. 7 ч. 1 ст. 244 АПК РФ.

Закрепление в п. 2 ч. 3 ст. 233, п. 2 ч. 3 ст. 239 АПК РФ, абз. 3 подп. 2 п. 2 ст. 46 Федерального закона "О третейских судах в Российской Федерации" такого основания для отмены решения третейского суда, отказа в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда как нарушение решением третейского суда основополагающих принципов российского права, направлено на укрепление законности в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, а потому само по себе не может рассматриваться как нарушающее конституционные права и свободы заявителя, перечисленные в жалобе.

См.: Определение Конституционного Суда РФ от 25.02.2010 N 225-О-О.

Основополагающие принципы российского права, в частности, направлены на защиту лиц, которые не участвовали в третейском разбирательстве и не давали на него согласие. Если третейский суд при принятии решения об обращении взыскания на недвижимое имущество разрешил вопрос о правах и обязанностях лиц, которые не участвовали в третейском разбирательстве и не давали на него согласия, то данное обстоятельство является основанием для отказа в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, поскольку такое решение разрешает вопросы, выходящие за пределы третейского соглашения, и нарушает основополагающие принципы российского права, к каковым в силу ч. 1 ст. 46 Конституции РФ относится право каждого участвовать в процессе, в котором рассматриваются вопросы о его правах и обязанностях.

См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 26.05.2011 N 10-П.

При рассмотрении заявления о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, утвердившего мировое соглашение, арбитражный суд проверяет основания, препятствующие его выдаче, предусмотренные ст. 239 АПК РФ, в частности рассматривает вопрос об отсутствии нарушения прав третьих лиц в результате заключения мирового соглашения.

Арбитражный суд при рассмотрении заявления о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда не переоценивает фактические обстоятельства, установленные третейским судом.

Арбитражный суд отменяет решение третейского суда, отказывает в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда в случае, если решение нарушает основополагающие принципы российского права, в частности основано на подложных документах.

См.: п. п. 18, 20, 30 информационного письма Президиума ВАС РФ от 22.12.2005 N 96 "Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел о признании и приведении в исполнение решений иностранных судов, об оспаривании решений третейских судов и о выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение решений третейских судов".

Решение третейского суда об утверждении мирового соглашения, по которому участник хозяйственного общества вывел его активы в обход норм законодательства о крупных сделках и сделках с заинтересованностью, противоречит основополагающим принципам российского права (публичному порядку Российской Федерации).

Публичный порядок Российской Федерации предполагает добросовестность сторон, вступающих в частные отношения, нарушением чего является создание видимости частноправового спора, в том числе с отнесением его на рассмотрение третейским судом для получения формальных оснований отчуждения недвижимого имущества с целью вывода активов общества одним из его участников. Таким образом, вывод активов хозяйственного общества одним из его участников в свою пользу под видом утверждения третейским судом мирового соглашения о передаче имущества в обход норм законодательства о крупных сделках и сделках с заинтересованностью противоречит основополагающим принципам российского права.

См.: Постановления Президиума ВАС РФ от 14.06.2011 N 1884/11, от 29.06.2010 N 2070/10.

Если выдача исполнительного листа на принудительное решение третейского суда приведет к утрате третьим лицом, не участвующим в третейском разбирательстве, возможности получить удовлетворение из имущества одной из сторон третейского разбирательства, которое арестовано государственным судом по ее иску, то применимы положения ч. 3 ст. 239 АПК РФ о нарушении основополагающих принципов российского права (публичного порядка РФ).

Использование института третейского разбирательства с имитацией спора в целях увода активов стороны третейского разбирательства из-под ареста и преодоления судебных запретов на распоряжение арестованным имуществом посредством получения исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда нарушает общеправовой принцип обязательности судебных актов.

Исполнение решения третейского суда, вынесенного при отсутствии реального спора между сторонами третейского разбирательства, в результате которого будет нарушен запрет государственного суда на распоряжение арестованным имуществом, противоречит публичному порядку РФ.

См.: Постановление Президиума ВАС РФ от 08.12.2009 N 12523/09.

Арбитражный суд должен был исследовать вопрос о соответствии порядка создания Муниципального третейского суда требованиям п. 2 ст. 3 Федерального закона "О третейских судах в Российской Федерации", поскольку в соответствии с данной нормой постоянно действующие третейские суды не могут быть образованы при федеральных органах государственной власти, органах государственной власти субъектов Российской Федерации и органах местного самоуправления.

См.: Постановление Пленума ВАС РФ от 27.09.2005 N 5517/05.

Вывод арбитражных судов о нарушении решением третейского суда основополагающих принципов российского права (п. 2 ч. 3 ст. 239 АПК РФ) основывается на том, что договор, на основании которого третейским судом удовлетворены требования истца, ничтожен в силу ст. 168 ГК РФ. Данный вывод сделан в результате исследования и оценки доказательств, которые формально были представлены ответчиком в обоснование его возражений на заявление общества о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, а фактически - в обоснование возражений по существу требований общества, рассмотренных и удовлетворенных третейским судом.

Таким образом, в рамках рассмотрения арбитражными судами требования о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда фактически было рассмотрено по существу и удовлетворено требование ответчика о признании недействительным договора, положенного в основу решения третейского суда, и применены последствия недействительности сделки (в виде отказа в выдаче исполнительного листа). Однако подобное материально-правовое требование могло быть предметом самостоятельного рассмотрения в арбитражном суде только в рамках искового производства, если бы данное требование не подлежало рассмотрению третейским судом.

См.: Постановление Президиума ВАС РФ от 19.09.2006 N 4780/06.

Арбитражный суд отказал в признании и принудительном исполнении решения международного коммерческого арбитража, сославшись на неправильное применение им норм российского права и недоказанность установленных им обстоятельств. Обосновывая отказ в признании и принудительном исполнении его решения нарушением публичного порядка из-за несоблюдения принципов законности и обоснованности, арбитражный суд не учел, что обязанность по установлению фактических обстоятельств дела входит в полномочия третейского суда. При этом в третейском разбирательстве стороны не оспаривали факты, которые арбитражный суд счел недоказанными.

См.: Постановления Президиума ВАС РФ от 12.09.2006 N 4438/06, 4495/06, 4488/06, 4485/06, 4486/06.

10. К ч. 4. См. также: комментарий к ч. 5 ст. 230 АПК РФ.

Арбитражный суд вправе вынести определение о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда по спору с участием иностранного лица.

См.: п. 16 информационного письма Президиума ВАС РФ от 22.12.2005 N 96 "Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел о признании и приведении в исполнение решений иностранных судов, об оспаривании решений третейских судов и о выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение решений третейских судов".

В соответствии с ч. 4 ст. 239 АПК РФ арбитражный суд может отказать в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения международного коммерческого арбитража по основаниям, предусмотренным международным договором РФ и Федеральным законом о международном коммерческом арбитраже.

В Законе РФ "О международном коммерческом арбитраже" основания для отказа в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения международного коммерческого арбитража закреплены в ст. 36. Международными договорами РФ, в которых закреплены основания отказа в признании и приведении в исполнение арбитражного решения, являются Нью-Йоркская конвенция 1958 г. "О признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений" (ст. V) и Европейская конвенция 1961 г. "О внешнеторговом арбитраже" (ст. IX). Однако данные международные договоры не могут применяться на основании ч. 4 ст. 239 АПК РФ, поскольку их положения применимы только в случае вынесения международным коммерческим арбитражем решения на территории иностранного государства. Международные договоры РФ не могут служить основанием для отказа в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения международного коммерческого арбитража при применении гл. 30 АПК РФ. В случае вынесения международным коммерческим арбитражем решения на территории иностранного государства производство по делу осуществляется по правилам гл. 31 АПК РФ.

См., например: Постановления Президиума ВАС РФ от 30.03.2004 N 15359/03, от 23.11.2010 N 9521/10.

Другой комментарий к статье 239 Арбитражного Процессуального Кодекса РФ

1. Основания для отказа в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение практически совпадают с основаниями для отмены решения третейского суда, указанными в ст. 233 АПК (см. подробнее комментарий к ст. 233). Следует отметить, что в ч. 2 ст. 239 АПК есть дополнительное основание для отказа в выдаче исполнительного листа, указанное в п. 5, что возможно в силу различий правил подсудности и других причин.

2. Основания для отказа в принудительном исполнении также подразделяются на две группы: доказываемые сторонами (ч. 2) и устанавливаемые также по инициативе арбитражного суда (ч. 3 ст. 239 АПК).

Как указал Президиум ВАС РФ в п. 20 информационного письма от 22.12.2005 N 96 "Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел о признании и приведении в исполнение решений иностранных судов, об оспаривании решений третейских судов и о выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение решений третейских судов", арбитражный суд при рассмотрении заявления о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда не переоценивает фактические обстоятельства, установленные третейским судом. Суд также не должен допускать переоценку конкретных обстоятельств дела, проверку правильности применения норм материального права третейским судом.

3. Согласно ч. 4 ст. 239 АПК арбитражный суд может отказать в выдаче исполнительного листа на решение международного коммерческого арбитража также по основаниям, указанным в ст. 36 Закона о МКА, которые практически идентичны основаниям комментируемой статьи. Вместе с тем имеются и определенные различия, например, в Законе о МКА используется категория публичного порядка РФ, а не основополагающих принципов российского права.

Употребление в ч. 4 словосочетания "может отказать" говорит о том, что арбитражный суд не обязан во всех случаях руководствоваться правилами ст. 36 Закона о МКА, а может применять основания ч. ч. 2 и 3 ст. 239 АПК.

Комментарии и консультации юристов по ст 239 АПК РФ

Если у вас возникли вопросы по статье 239 АПК РФ, вы можете получить консультацию юристов нашего сервиса.

Задать вопрос можно через форму связи или по телефону. Первичные консультации бесплатны и проводятся с 9:00 до 21:00 ежедневно по Московскому времени. Вопросы, полученные с 21:00 до 9:00, будут обработаны на следующий день.